Пурим - Данте, Михаил Лозинский, Иван Крылов

Был ли царь Ахашверош злодеем или нет, умным или глупым?  В первом вопросе не содержится опция "праведник", так как нереально требовать праведности от властителя, если он не из Дома Давида, достаточно, чтобы не был полным злодеем, вроде Амана, впрочем есть мидраш в Эстер Раба 7.20, по которому Ахашверош ненавидел евреев больше Амана.  А второй вопрос разбирается в трактате Мегила 11:1 и 15:2, Рав читает, что дурак, Шмуэль - что умный, а Рабан Гамлиэль - что как когда.

Автор пуримской афтары Данте Алигьери в переводе Михаила Леонидовича Лозинского не считает Ахашвероша злодеем и помещает его в Чистилище, вместе с "Эсфирью и Мардохеем" (Чистилище, по Данте - местопребывание всех праведников нехристиан).  А вот Амана Данте не поминает по имени ("стер имя Амалека"), называя его "распятым" (crucifisso), это интересно, ведь "повещенный на дереве" на иврите может быть понят и как "посаженый на кол",  и как "повешенный на веревке", и как "распятый на кресте".  Первое поминание более соответствует персидской реалии времен Ахеменидов.  Итак Божественная Комедия, Чистилище, песня XVII:

                   24 И тут мой дух всего себя собрав

                     В самом себе, все прочее отринул,

                     С тем, что вовне, общение прервав.


                  25 Затем в мое воображенье хлынул

                     Распятый, гордый обликом, злодей,

                     Чью душу гнев и в смерти не покинул.


                  28 Там был с Эсфирью, верною своей

Collapse )

Ханука - Осип Мандельштам

В еврейском сознании "Книга Йеудит" ассоциируется с Ханукой, а указания на ассирийцев и Навуходоно́сора (который вообще был вавилонянин!) это конспирация, а Олоферн это Никанор.  Поэтому упоминания подвига Йеудит это часть прославления победы над греками.  К праздничным пиютам, которые поют после зажигания свечей, можно добавить и стихотворение Осипа Мандельштама "Футбол", где вратарь гордо играющий с отбитым мячом сравнивается с Йеудит, попирающей голову Олоферна.  Из нескольких вариантов стихотворения, мы выбрали наиболее удачный, на наш взгляд:

ФУТБОЛ

Рассеен утренник тяжелый,
На босу ногу день пришел,
А на дворе военной школы
Играют мальчики в футбол.

Телохранитель был отравлен...
В неравной битве изнемог,
Обезображен, обесславлен
Футбола толстокожий бог.

И с легкостью тяжеловеса
Удары отбивал боксер:
О, беззащитная завеса,
Неохраняемый шатер!..

Должно быть, так толпа сгрудилась,
Когда, мучительно-жива,
Не допив кубка, покатилась
К ногам тупая голова.

Неизъяснимо лицемерно —
Не так ли кончиком ноги
Над теплым трупом Олоферна
Юдифь глумилась и враги?

1913

Суккот - Римма Казакова, Вяземский, Анна Ахматова, Баратынский

Попробую дать несколько другую интерпретацию "четырем видам", отличную от общепринятой комбинации атрибутов запаха и вкуса/ благих дел и Торы.


Лулав 

Начнем с лулава.
Лулав символизирует лидерство, целеустремленность, ориентацию на результат и желание быть первым.  Всем 4 видам вместе присвоено его название - мы "поднимаем лулав", лулав самый высокий, прямой и упругий, при этом финиковая пальма не только дает множество плодов, но и все её составляющие приносят пользу.  Это свойство пальмы быть "пальмой первенства" подметила Римма Казакова, она как будто пeредает вам в руку лулав:

Пальма первенства 

Пожалуйста, возьмите пальму первенства!
Не просто подержать, а насовсем.
Пускай у вас в руках крылато, перисто
возникнет эта ветвь на зависть всем.
А вы пойдете, тихий и небрежный,
как будто не случилось ничего.
Но будете вы все-таки не прежний —
все прежнее теперь исключено.
У ваших ног послушно море пенится.
Кошмарный зверь, как песик, ест с руки.
От палочки волшебной — пальмы первенства —
расщелкиваются хитрые замки!
Им клады от нее таить нет смысла,—
и пальмочка, в ладонь впаявшись твердо,
подрагивает, как коромысло,
когда полны до самых дужек ведра.
Тот — еще мальчик, та — качает первенца,
тот — в суету гвоздями быта вбит...
Берите же, берите пальму первенства!
Черт шутит, пока бог спит...

1965

Мирт 

Collapse )

Single malt four species.

Особый hидур (шик) в "арбаат аминим" это когда "арава" (2 ветки ивы) берутся с одной ветлы и "hадас" (3 ветки мирта) берутся с одного куста.   

"Лех Леха" - София Яковлевна Парнок

Агарь - второстепенный персонаж недельной главы "Лех Леха", и последующей "Ваера". Однако её второе изгнание из дома Авраама - это отрывок Торы, который мы читаем в первый день Рош а-Шана, а про первое изгнание написала автор нашей афтары София Яковлевна Парнок ("Я вижу мачта корабля И Вы на палубе ..." - это Цветаева о ней). Стихотворение близко к тексту Торы, - сказалось хорошее детское образование?

Агарь

Сидит Агарь опальная,
И плачутся струи
Источника печального
Беэрлахай-рои.

Там— земли Авраамовы,
А сей простор — ничей:
Вокруг, до Сура самого,
Пустыня перед ней.

Тоска, тоска звериная!
Впервые жжет слеза
Египетские, длинные,
Пустынные глаза.

Блестит струя холодная,
Как лезвие ножа,—
О, страшная, бесплодная,
О, злая госпожа!..

«Агарь!» — И кровь отхлынула
От смуглого лица.
Глядит,— и брови сдвинула
На Божьего гонца...

Возвращаясь к Цветаевой, вспомним, что и у неё есть стихотворение об Агари, но совсем другое, где Цветаева отождествляет предстоящую эмиграцию из России со вторым изгнанием Агари (посвящено Эмилию Львовичу Миндлину):

Простоволосая Агарь — сижу,
В широкоокую печаль — гляжу.

В печное зарево раскрыв глаза,
Пустыни карие — твои глаза.

Забывши Верую, купель, потир —
Справа-налево в них читаю Мир!

Орлы и гады в них, и лунный год, —
Весь грустноглазый твой, чужой народ.

Пески и зори в них, и плащ Вождя…
Как ты в огонь глядишь — я на тебя.

Пески не кончатся… Сынок, ударь!
Простой подёнщицей была Агарь.

Босая, тёмная бреду, в тряпье…
— И уж не помню я, что там — в котле!

1921

Collapse )

"Ноах" - Владимир Маяковский

Вавилонская башня, из недельной главы "Ноах", это попытка человечества достигнуть божественного через строительство Города, ведь "Бавель" это "Врата бога". В поэме "Облако в Штанах" (Песнь Вторая), автор нашей афтары Владимир Маяковский городом утомлен и раздражен, сравнение соответствующее:

..
Городов вавилонские башни,
возгордясь, возносим снова,
а Бог
города на пашни
рушит,
мешая слово.
...

(1914-15)

все афтарот на http://machanaim.org/reyzer/

"Берешит" - Александр Блок

Глава "Берешит" дает ответ на древний философский вопрос о происхождении мироздания, есть ли Творец или мир вечен. Автор нашей афтары, Александр Блок, придерживается креационистского взгляда на мироздание и зарождение жизни.

Жизнь

Мы рождены; вдыхаем жадно
Природы мощные дары;
Нам мнится - дышит беспощадно
Жизнь, занесенная в миры.
Что наша жизнь? Порыв нежданный?
Случайный плод ее Творца?
Дитя миров благоуханных,
Обломок вышнего венца?
О, нет! Горящей жизни меру
Не нам познать и разгадать.
Она достойна лучшей веры,
На нас - Творца ее печать.
Уходят годы в бесконечность, -
Дарует новые Творец.
Всегда, везде - живая вечность, -
Одно начало и конец.

11 августа 1899

В другом месте, он, как все знают, написал нечто похожее, но пессимистично:

Умрёшь — начнёшь опять сначала
И повторится всё, как встарь

А "Обломок вышнего венца" это что - намек на Кетер?


все афтарот на http://machanaim.org/reyzer/

"Аазину" - Иван Козлов и Владислав Ходасевич

Самый популярный сюжет из недельной главы "Аазину", это лидер, который видит совсем близко осуществление цели всей своей жизни, но останавливается и умирает на пороге обетованной земли.
"ВЗОЙДИ НА ЭТУ ГОРУ АВАРИМ, ГОРУ НЕВО, ЧТО В СТРАНЕ МОАВ, ЧТО НАПРОТИВ ИЕРИХОНА, И ОСМОТРИ СТРАНУ КНААН, КОТОРУЮ Я ДАЮ СЫНАМ ИЗРАИЛЯ ВО ВЛАДЕНИЕ. /50/ И УМРИ НА ГОРЕ, НА КОТОРУЮ ТЫ ВЗОЙДЕШЬ, .../51/ ЗА ТО, ЧТО ВЫ НЕВЕРНЫ БЫЛИ МНЕ СРЕДИ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ ПРИ ВОДАХ РАСПРИ, В КАДЕШЕ, В ПУСТЫНЕ ЦИН, ЗА ТО, ЧТО НЕ ЯВИЛИ СВЯТОСТИ МОЕЙ СРЕДИ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ. /52/ ПОЭТОМУ ИЗДАЛИ УВИДИШЬ ТЫ СТРАНУ ЭТУ, НО ТУДА НЕ ВОЙДЕШЬ, В СТРАНУ, КОТОРУЮ Я ДАЮ СЫНАМ ИЗРАИЛЯ"
Так как это последняя недельная глава Торы ("Зот а браха" не в счет, так как не читается в Шабат), то мы по такому случаю приведем сразу две афтары, вкладывающие разный смысл в ситуацию и в поступок Моше перекрывшей, согласно тексту нашей главы, его путь в Землю Израиля.

Великий слепой поэт Иван Козлов (начало 19 века), видел в Моисее образ для утешения визионеров его времени (Радищев, Чаадаев?). Вы можете вести упрямый народ к лучшему будущему, но не увидите результатов своих усилий при жизни. Не расстраивайтесь - у Моисея тоже не получилось:

Collapse )

"Ваелех" - Рюрик Ивнев

В недельной главе "Ваелех" содержится самое страшное наказание, самое жуткое проклятие, которое может случиться с Народом Израиля. Не голод, не эпидемия, не поражение в войне, даже не изгнание. И СКАЗАЛ БОГ, ОБРАЩАЯСЬ К МОШЕ: ... В ТОТ ДЕНЬ, И ОСТАВЛЮ Я ИХ, И СОКРОЮ ЛИК МОЙ ОТ НИХ, ... А Я СОВЕРШЕННО СОКРОЮ ЛИК МОЙ В ТОТ ДЕНЬ ЗА ВСЕ ЗЛО, КОТОРОЕ ОН СДЕЛАЛ, КОГДА ОБРАТИЛСЯ К БОГАМ ИНЫМ. Любой человек, испытывавший близкие личные отношения, знает, что разрыв общения, равнодушие, безразличие, "сокрытие лица" - הסתר פנים - больнее, чем самая суровая ссора.
Среди имажинистов, Есенин стал народным поэтом, Мариенгоф - поэтом для тонких ценителей искусства, а Рюрик Ивнев пережил всех, но остался в тени. Зато он написал про הסתר פנים.

Не степной набег Батыя,
Не анчара терпкий яд -
Мне страшны слова простые:
"Нет мне дела до тебя".

Не убийца, злу послушный,
Не кровавых пятен след -
Страшен голос равнодушный:
"До тебя мне дела нет".

Не смертельные объятья
И не траурный обряд -
Мне страшны слова проклятья:
"Нет мне дела до тебя".

Не взметенная стихия,
Не крушение планет -
Мне страшны слова людские:
"До тебя мне дела нет".

Забинтовывая раны,
И волнуясь, и скорбя,
Слышу голос окаянный:
"Нет мне дела до тебя".

Я ко всем кидаюсь жадно,
Жду спасительный ответ,
Слышу шепот безотрадный:
"До тебя мне дела нет".

1915


все афтарот на http://machanaim.org/reyzer/

"Ницавим" - Гаврила Державин

Недельная глава Ницавим недлинная, но изобилует знаменитыми цитатами, здесь и "Даже ЕСЛИ БУДУТ ИЗГНАННИКИ ТВОИ НА КРАЮ НЕБА, ТО И ОТТУДА СОБЕРЕТ ТЕБЯ БОГ, ВСЕСИЛЬНЫЙ ТВОЙ, И ОТТУДА ВОЗЬМЕТ ТЕБЯ", и "ОБРЕЖЕТ БОГ СЕРДЦЕ ТВОЕ И СЕРДЦЕ ПОТОМСТВА ТВОЕГО, ЧТОБЫ ЛЮБИЛ ТЫ БОГА, ВСЕСИЛЬНОГО ТВОЕГО, ВСЕМ СЕРДЦЕМ", и конечно " ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ПРЕДЛОЖИЛ Я ТЕБЕ, БЛАГОСЛОВЕНИЕ И ПРОКЛЯТЬЕ, - ИЗБЕРИ ЖЕ ЖИЗНЬ". Для нашей афтары мы выбрали ещё одну известную фразу "СОКРЫТОЕ - БОГУ, ВСЕСИЛЬНОМУ НАШЕМУ, А ОТКРЫТОЕ - НАМ И СЫНАМ НАШИМ НАВЕЧНО" (29:28). Ральбаг считает, что здесь заложен важнейший философский принцип Торы - невозможность осознать истиные причины заповедей, и необходимость сконцентрироваться на их исполнении, даже не понимая всей глубины исполняемого. Вс-вышний непостижим и выше человеческих определений, основная связь с Ним, это соблюдение мицвот. Это общепринятое место в еврейской мысли, а а как там у неевреев? Вот пример, р. Шломо Ибн Габироль написал по арабски "Мекор Хаим", философскую книгу, христиане перевели на латынь и 800 лет считали своей. Возможно ли обратное? Можно ли найти теологический текст христианина, перевести на иврит так, чтобы еврейский читатель счел его за ортодоксальное еврейское произведение? Можете попробовать сделать такой эксперимент со стихотворением (одой!) автора нашей афтары Гаврила Державина (такст длинный, даже после сокращений):

Бог

Collapse )